Контактный телефон: +38 067-612-03-52

Все дети рождаются свободными и достойными. A потом мы их воспитываем

on 16 января 2016
психотерапевт Лариса Дидковская

Лариса Дидковская - кандидат психологических наук, возглавляет Ассоциацию гештальт-терапии в Украине и секцию гештальт-терапии Украинского союза психотерапевтов. Является автором учебника "Основы психосоматики", а также трех книг серии "Азбука психологических знаний" львовского издательства Лига-Пресс.

"Украинская правда. Жизнь" общалась с психологом именно о детях, их мир и жизнь в нынешнее непростое время перемен.

- Лариса, отличаются дети времен Советского Союза и независимой Украины?

- Конечно, потому что это - две социально различные системы со своим ценностям, способами взаимодействия, приоритетами, общественными нормами, идеологиями. И, поскольку человек - существо социальное, то он является носителем того времени, в котором живет.

Если раньше, во времена Советского Союза или других государственных устройств, между поколениями был выражен в основном конфликт поколений, то в наше время это не только конфликт поколений, но и конфликт систем, так как дети являются представителями независимого государства с другим политическим и экономическим устройством, а родители являются носителями той ментальности, основ, мировоззрения, в котором они росли.

А росли они в Советском Союзе.

- Есть ли точки соприкосновения между родителями и детьми при этом?

- Может быть больше напряжения, и это надо понимать. Прогресс человечества означает большую толерантность, принятие инаковости. Если раньше, на более низком уровне развития, цивилизации воевали между собой, утверждая свою независимость и автономию, то в наше время, что такое ЕС? Шенгенская зона? Это - разные страны, сосуществуют вместе.

Что значит ресурс командного решения, демократической системы: когда мы договариваемся с другим человеком, коллективом, народом о конструктивном сосуществования.

Это касается отношений между поколениями. Можно обесценивать друг друга и увеличивать дистанцию, быть воинственным. А можно понимать эту инаковость, не особо ее обострять, настаивая только на своей правде, а собственно, искать ценности, точки пересечения, которые одинаково важным для обеих генераций.

Если мы говорим о принципах отношений между людьми, то мы имеем давние интроекты, которые называются библейские заповеди. Менялись тысячелетия, эволюционировали социальные системы, а библейские заповеди существовали всегда, их не отрицала и не отбросила ни одна из систем, идеологий. То же касается отношений между поколениями. Их может объединить то, что они делают одинаково.

- Можно услышать, что современные дети более проблематичны, сложнее. С ними сложно в детском саду, школе. Так ли это и почему?

- Я думаю, что здесь речь идет не только о детях. У китайцев есть проклятие: если они хотят кому-то пожелать беды, говорят: "Чтобы вам жить во времена перемен". И все это не означает какой-то однозначности. Потому что вторая часть проклятия звучит: "Но, не дай вам Бог, не воспользоваться этим временам". Мы сейчас переживаем смену социальных систем, экономического строя, идеологий, ценностей, убеждений. И это означает, что, с одной стороны, наши дети являются носителями этого нового, а с другой, мы являемся носителями чего-то другого, как я уже говорила.

Мы имели стабильный мир, - во времена Союза менялись только номера пятилеток и партийных съездов. Сейчас надо принимать во внимание интенсивность современного мира. Несколько лет назад впервые в истории в классификации заболеваний ВОЗ в первой тройке лидеров на втором месте появилась депрессия, причем по всему миру. Этому есть объяснение.

- Какое?

- Интенсивность жизни, которой живет современный мир, нелегко переносится нашей психикой. Потому что она формировалась тысячелетиями, в условиях большей стабильности, размеренности, замедление психической нагрузки.

Когда мы писали письма друг другу, общались непосредственно, то есть ездя или ходя в гости. Сейчас весь мир летает самолетами, контактирует в скайпе, е-мейл, сидит в Интернете, сейчас много виртуальных коммуникаций. И психика, которая формировалась тысячелетиями, согласно биологической жизни на планете, иногда не выдерживает такого темпа.

Мы хотим получить ответы на сотни вопросов уже и сразу, выяснить ситуации тоже сразу. Будет ли это отражаться на детской психике? Да.

Когда мы говорим о детской игре, то ранее она предполагала участие самого ребенка, ранее она была растянута во времени. Подготовка к Новому году означала, что дети сидели с родителями и красили цепочки, затем их клеили. Еще что-то вырезали, и все это продолжалось довольно долго.

Дети шили одежду с родителями, например, новогодние костюмы, строгали, пилили и тому подобное. И это было символической инициацией, потому, когда ребенок имеет определенную потребность, он может попытаться удовлетворить ее собственными ресурсами в соответствии со своим возрастом. Самостоятельные гуляния во дворах, с которыми росли все поколения детей, - это был постепенный процесс социализации.

Он не был слишком напряженным и интенсивным, а довольно адекватным, в соответствии с возрастом ребенка. Он осваивал навыки самообслуживания, контактирование, еще чего-то, и таким образом поэтапно всем этим овладевал.

- А что сейчас?

- Сейчас мы имеем интенсивное изучение языка, интенсивную подготовку к школе, поступления в ВУЗ и т.д. И это, конечно, означает больший уровень напряжения. Потому природное изучение чего-то имеет свои границы, обусловленные реальными возможностями организма.

Даже школьные программы предусматривали, что полгода дети изучали только алфавит, в школе была каллиграфия. И это все занимало определенное время. Если говорили выучить таблицу умножения, то ее задавали на лето, то есть на три месяца. Сейчас все это должно быть усвоено быстро, стремительно и это обратная сторона тревоги. Поэтому количество гиперактивных, гипертривожних, аутизованих детей растет.

- Как с этим быть? Потому, родители, значит, есть заложниками этой ситуации ... В школе им могут сказать: если ребенок не успевает, занимайтесь с репетитором.

- Это сейчас стало массовым явлением, потому что несколько десятков лет назад дети делали уроки сами. В каждом классе было два-три отличника максимум, такое же количество двоечников, остальные - ученики, которые учились хорошо или удовлетворительно. Сейчас едва ли не каждый ребенок должен учиться на отлично.

Делегирование ответственности, адекватной возрасту ребенка, увеличивает ее возможности. Если что-то делают за него, его собственные возможности это сделать, уменьшаются. Если в старших классах мы иногда занимались с дедушками, мамами-папами, то сейчас - с репититором.

И даже не в старших классах, а начиная с начальной школы. Это тоже - цена за интенсивность, которой живет современный мир. И, наверное, решение должно найтись, потому что мы живем во времена перемен, это нелегко, но это также означает новые возможности.

Может быть выходом из этой ситуации не требовать от ребенка быть Суперумным, отличнико, а развивать его природные способности?

- Для этого родителям надо иметь сознание, критичность и готовность не демонстрировать свои собственные достижения в виде достижений собственных потомков. Современный мир является более конкурентным, чем в советские времена. Тогда все жили более или менее одинаково, не было классового расслоения, кроме определенных категорий населения, но их было немного. Сейчас мы имеем конкурентный мир с различными социальными возможностями, и эта конкуренция касается родителей и их потомков.

Они пытаются сделать детей конкурентно-способными, увеличить количество их талантов, возможностей, знаний, но чем они за это платят. Не все дети имеют одинаковые таланты. Всегда были физики и лирики, математики, гуманитарии, технари.

Если насильно овладевать каким видом знаний, то может получиться как с музыкой, на которую ранее заставляли ходить детей, а те потом, когда вырастали, не принимали в руки скрипку или не садились за фортепиано никогда.

Пока дети зависимы от родителей и не имеют выбора, они вынуждены принимать в этом принуждении участие, но станет ли это их ресурсом? Думаю, оснований для этого нет, они могут невзлюбить это занятие больше, чем, если бы выбирали ту музыку сами.

- Детей с очень раннего возраста пытаются всесторонне развивать. Я видела объявление об обучении детей английскому языку с трех месяцев. Хорошо ли это?

- Да, как с любым новым товаром на рынке, на него найдется покупатель. Но это не значит, что все им будут пользоваться, и слава Богу. Если в семье говорят на двух языках, это означает, что ребенок получит больше информации, и это зафиксирует сразу его мозг. И ничего плохого в этом нет. Но это касается возраста, когда ребенок осваивает речь.

Надо ли это делать с 3-х месяцев с помощью специалистов? Наверное, это бы выглядело забавно. С другой стороны, в прежние времена детей из состоятельных семей гувернантоки тоже учили различным иностранным языкам, то есть это не изобретение 21 века. Но надо ли это делать специально, намеренно, платить за это деньги?

Если вы имеете какой-то собственный запас иностранного языка, говорите с ним, чтобы ребенок слышал его мелодию. Или смотрел иностранные мультики, адаптированные к восприятию языка ребенком.

- В последнем своем интервью вы сказали, что дети, это - симптом семьи. Неужели ребенок отражает все, что делается в семье?

- Не только семью, конечно, потому что есть ее различные социальные окружения: сад, школа, друзья. Все это может быть как конструктивным, так и наоборот, более адаптированным, менее адаптированным к ребенку. Поэтому ребенок усваивает не только то, что есть в рамках его семьи. Если речь идет о каких-то нарушениях в поведении, развития или отношениях ребенка, скорее всего, речь идет о тех отношениях, которые сложились в семье.

Если там есть конфликты, недоразумения, пренебрежение, то ребенок, конечно, будет за это платить своими личными проблемами.

- Каким должно быть воспитание ребенка, чтобы он был психологически здоровым?

- У меня есть любимое выражение на эту тему: все дети рождаются свободными и достойными, а потом мы их воспитываем. Для того, чтобы ребенок был благополучным, его базисные потребности должны быть удовлетворены. Поскольку ребенок растет, они меняются.

Наиболее актуальными в начале жизни есть потребности в любви, защите, поддержке. Ребенок не может самостоятельно их удовлетворить, для этого нужен взрослый. Когда ребенок подрастает, актуальными становятся другие потребности - познание мира, свобода. На третьем году жизни ребенок идентифицируется со своим полом, - актуальными становятся потребности в признании: как у девочек, так и мальчиков.

Если мы говорим о дошкольном возрасте, здесь актуальна потребность в познании, в школьном возрасте - информативно-коммуникативная. Поэтому, если эти потребности удовлетворены, особых проблем с ребенком быть не должно.

- А если родители удовлетворяют эти потребности, но отношения между ними не являются хорошими?

- Как любой стресс, как любая психотравма, ребенку с этим трудно, потому что он любит обоих родителей. Между тем, они являются для него "богами", - в малом возрасте. Поэтому, то, что они с ним и с собой делают, является для него образцом. Но это не значит, что отношения между родителями должны быть полушепотом. Ведь ребенок адаптируется к реальной жизни. Когда она вырастет и столкнется с образами, обидами, конфликтами, которые придется переживать, тогда это может быть как "прививки", которое помогает выработать иммунитет.

Это не значит, что дети в деструктивных семьях чувствуют себя счастливыми. Ибо норма - в дозе.

Недоразумения всегда будут между близкими, но можно ссориться, условно говоря, конструктивно, и безопасно, а можно делать это так, что ужас будет охватывать всех. Это может быть и рукоприкладство, и крик, через который появляется у ребенка парализующий страх и он не знает, где от него спрятаться.

Нет гарантии, что полная семья, которая является деструктивной, является условием детского благополучия, а неполная - наоборот. На благополучные и неблагополучные семьи делятся по тому, как они свои проблемы решают. Поэтому, если родители ссорятся, но при этом ребенок не чувствует какой-то реальной угрозы или опасности, тогда он будет переживать это менее тревожно.

Но, если это очень разрушительные конфликты, тогда ребенок, не имея средств, вмешаться в этот процесс, будет в лучшем случае невротической, в худшем - с более серьезными последствиями. Еще лучше, если ваши конфликты происходят не в присутствии ребенка. Тогда для него это разрушением модели мира не станет.

- Вы сказали о возрастных кризисах. Какой кризис детского возраста наиболее тяжелый?

- Развитие ребенка - не линейный процесс, он проходит через кризисы, и решает их ребенок или собственными ресурсами, либо с помощью поддерживающих лиц. Каждый кризис по-своему сложный.

Кризис означает, что какой-то этап своей жизни ребенок освоил, и перерастает его, чтобы оказаться в следующем возрасте. Если мы говорим о кризисе трех лет, которую американцы так и называют "terrible three", это - период негативизма, первой сознательной сепарации ребенка.

Потому пересечения пуповины тоже сепарация. В этот период ребенок на все отвечает: "нет". Будешь есть? - Нет, играть - нет ... Это не значит, что он действительно этого не хочет, но делает так, чтобы отсоединиться от взрослых, родителей.

А для этого нужно возразить, предъявить свое собственное мнение. Поэтому ребенок становится капризным, протестующим, уязвимым, возбужденным, агрессивным. Но это не значит, что ребенок плохой. Это значит, что ему не очень хорошо. Потому что с одной роли он уже выходит, - зависимой, беспомощной (многие вещи он уже умеет делать сам), а к новой еще не очень привык. Так же является с кризисом, когда ребенок идет в школу, подростковым возрастом.

- Какие еще есть кризисы?

- Личностные, ролевые, когда женщина становится мамой. Есть кризисы семейные, то есть кризис жизненного цикла семьи. Это период, когда увеличивается уровень тревоги, фрустрации. В это время человек или семья переходят на какой-то следующий уровень своего развития.

- В настоящее время часть женщин не сидят в декрете все три года. Это - продолжение советской традиции, когда декрет длился год, или причина в другом?

- Я думаю, что здесь нет однозначного ответа. Потому что у каждой матери есть свой мотив. Если это - эмансипированная женщина, которая планировала себе карьеру, социальное признание и т.п., тогда это ее мотивация. Если это, к сожалению, безвыходность, семья недостаточно финансово независимая при работающем папе, мама идет из декрета не потому, что она этого хочет, а потому что надо.

Если это ситуация, когда женщина может позволить себе сидеть в декрете, но не хочет этого по личным мотивам, тогда это действительно будет о ее персональной потребностью. Если мы говорим о нынешних молодых мамам, то они Советский Союз особенно не помнят, а их мамы с папами не обязательно должны быть авторитетами в принятии решения о воспитании ребенка.

- Каким должен быть телесный контакт с ребенком? Можно услышать от родителей: от рождения мы не брали ребенка на руки, чтобы не избаловать. Или другой пример: с шести месяцев ребенок спит в отдельной комнате.

- Здесь есть разные точки зрения. Если с 6 месяцев спит ребенок отдельно, то это - современная тенденция американских педиатров. Они объясняют, что так ребенок научится решать свои проблемы, рассчитывать только на себя. Традиционная психология, в том числе, возрастная, так не считает. Так как уровень беспомощности ребенка в этом возрасте все еще значителен.

Так, он перестанет плакать, когда на него не обращать внимания, но переживания при этом он загонит внутрь, эмоции не отреагирует, об этом потом будет узнавать в работе с психотерапевтом.

Эксперименты М.М. Ладыгина-Котс в зоопсихологии по маленьких обезьянах показали: в возрасте 3-4 лет обезьянка начинает болеть, отставать в развитии, терять в весе, а порой - погибать, когда мама находится не рядом. Недалеко, то есть обезьянки ее видят, но прикоснуться к ней не могут. Важность телесного контакта в восьмидесятые годы доказали те же американцы дав ему название "калифорнийский стандарт".

- Что это?

- Любому, даже взрослому, человеку чтобы чувствовать себя безопасно, комфортно, надо минимум восемь объятий в день. Речь идет не об эротике, а о доказательствах симпатии, дружбы, поддержки, защиты. Мы часто видим, как люди обнимаются при встречах, жмут руки, целуются. Это тоже телесные отношения. Мы, взрослые, рассчитываем в жизни на себя, но этот телесный контакт дает нам поддержку и защищенность.

- Продолжая тему о телесном контакте. Бить или не бить ребенка?

Есть ситуации, которые означают адекватность наказания. Бить ребенка за любую провинность это - глупость. Но позволять все, что хочет ребенок, тоже нельзя. Как ребенок узнает о рамки? Что можно делать, а что - нет?

Апеллировать к уровню его сознания заблаговременно, потому что у маленького ребенка нет сформировавшегося категориального аппарата, моральных принципов, он попросту исследует мир и контактирует с ним. И этот контакт может быть опасным даже для него. А также для других. Например, если ребенок захочет узнать остроту ножа на вашем лбу. Он не знает, что нож режет. Или, если ребенку дать молоток, он может сделать беду себе или другим.

- Как организовать ребенку безопасность в таком случае?

- Можно пользоваться различными санкциями. Но ребенок должен понимать, за что его наказывают, иначе это будет восприниматься травматично. Также ребенка надо предупредить и объяснить, почему то или иное делать нельзя. Потому что ребенок что-то перевернул или разбил не потому, что плохой, а потому что исследует мир.

То есть должны быть два условия: объяснение, за что наказан ребенок, и наказание должно быть равнозначно непослушанию. Потому и в Уголовном кодексе за кражу - один срок, а за телесные повреждения - другой. Но бить ребенка, сгоняя на нем злость, это - самое последнее, что можно сделать взрослым.

- Что есть в нашем стиле воспитания такого, что наши дети зависимы, инертные?

- Раньше дети социализировались с другими детьми во дворах, в саду, школе. Они много времени играли с другими. Автономия, самостоятельность ребенка были объективно приобретенными, потому что ему приходилось самому находить решение. По мере того, как он становился взрослее, он осваивал другие навыки: самообслуживание, взаимодействия с другими, кормление, одевание.

Сейчас увидеть, как маленькие дети сами играют во дворе, без родителей, почти невозможно в городах. Это вопрос к времени и социальным нормам. В школу раньше водили за руку дедушки, бабушки, мамы, папы? Нет, в основном. Как только ребенку исполнилось 7 лет, ему показали, где его школа, и обучение становилось его обязанностью.

Мамы с папами были на работе, потому что в 9 утра взрослые начинали работать, а в 18 в лучшем случае возвращались домой, дети же в это время сами возвращались из школы, делали уроки, принимали пищу, занимались младшими братьями или сестрами и т.п. И поэтому они были менее зависимы, более автономны и ответственны.

Внешний контроль превращался во внутренней и усваивался, как достаточное автономия. Сейчас же до какого возраста детей водят в школу? Правильно, почти до подросткового. До каких пор с ними делают уроки?

- Тоже до подросткового.

- Вот вам и ответ на ваш вопрос. Ребенку не делегируют то, что он уже может и должен делать сам, это ему делают другие. Поэтому внеший контроль внутренним не становится, он сопровождает его дальше.

"Хайтек" не предусматривает традиционных мужских и женских обязанностей. Варить три раза пищу в день - сейчас этого не делает, наверное, ни одна семья. Это касается и мужских обязанностей, - мужская физическая сила не преимущество современного мира.

Поэтому инициация детей это - их компьютерные игры, фейсбуки, контакты, то есть, виртуальный мир, который не очень касается реальной жизни. Иногда современные дети, которые могут больше взрослых в виртуальном мире, не могут себе яичницу поджарить.

- Кстати, о реальном мире. Пример из жизни, правда в США. Девочка с 2-летнего возраста работает моделью. Как вы к этому относитесь?

- Мир детей и взрослых это - разные миры. Современный мир - конкурентный, нарциссический, амбициозный. Поэтому было ли это желанием самого этого 2-х летнего ребенка, или его родителей, сомневаюсь. Даже гениальный Моцарт, игравший на фортепьяно с 4-х лет, жил в среде музыкантов, и его способности по наследству обусловлены предшествующими поколениями. Но, когда мы видим "выдрессированного" ребенка, то, скорее всего, многим вещам учат его родители, потому что его личная потребность в два года - просто играть, как другие дети.

- Я знаю, вы работаете с детьми. Что вам дает работа с ними?

- Дети очень непосредственны и искренни. Если ребенок говорит: "Я тебя люблю", то это - действительно так. Он несет вам какие-то камешки, любимые игрушки, открыточки, цветочки, приглашает к игре. Дети является источником эмоций, как правило, положительных.

Они радуются каждой минуте жизни, и это дает нам возможность вспомнить свои детские годы и пережить вместе с ними. Дети это - источник креативности, творчества и этим ресурсам от них тоже можно учиться, чтобы получить удовольствие от своих мечтаний, сказок.

Потому реальность, в которой мы живем, не всегда приятна и легка, а дети умеют воспринимать ее иногда правильнее.

Источик: http://life.pravda.com.ua/person/2013/04/2/125488/

 

Наверх